{лица}

Ксения Морозова

Ксения Морозова умеет тонко и деликатно дотронуться до души зрителя – будто ласково погладить по плечу. Её Надежда Крупская в спектакле «Любовь и Ленин» – лиричный образ любящей, всё понимающей и принимающей женщины. Какие бы изменения ни сотрясали мир, она всегда накроет стол скатертью, накормит, выслушает и обогреет. В героинях Ксении есть нечто глубокое, материнское, женское. Все они будто хранительницы очага всего человечества.

Бурю эмоций вызывают характерные персонажи в её исполнении: ироничные, а иногда и гротескные. В «Тартюфе» – ярчайший образ госпожи Пернель, вздорной дамы с лисицей через плечо. В комедии «Наш Авлабар» она – назойливая бабушка-наседка Ануш, и тоже бабушка – Тихонова в «Оборванце»: бойкая, ироничная, неунывающая.

От Ксении на сцене невозможно оторвать взгляд. Её секрет, как нам кажется, в том, что, помимо филигранного владения актёрским инструментарием она обладает подлинной душевной глубиной, которую невозможно скрыть, но и нет нужды специально подчёркивать. Её сила обдаёт тебя со сцены тёплой волной, но не сбивает с ног, а наоборот, укрепляет на земле, даёт чувство уверенности и защищённости.
Ксения Морозова в спектакле «Любовь и Ленин». Санкт-Петербургский театр «Мастерская»
Ксения Морозова в спектакле «Любовь и Ленин». Санкт-Петербургский театр «Мастерская»
Ксения Морозова в спектакле «Любовь и Ленин». Санкт-Петербургский театр «Мастерская»
Ксения Морозова в спектакле «Тартюф». Санкт-Петербургский театр «Мастерская»
Ксения Морозова в спектакле «Тартюф». Санкт-Петербургский театр «Мастерская»
Ксения Морозова в спектакле «Наш Авлабар». Санкт-Петербургский театр «Мастерская»
Ксения Морозова в спектакле «Наш Авлабар». Санкт-Петербургский театр «Мастерская»
Ксения Морозова в спектакле «Оборванец». Санкт-Петербургский театр «Мастерская»